<< Декабрь 2017 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Молитва
святителю Луке, исповеднику, архиепископу Красноярскому и Крымскому
Поиск
Искомое.ru

Патриархия.RU




Православие.Ru

Духовное окормление Енисейского казачества
Енисейская епархия
Канская епархия
Норильская епархия
Красноярская православная учительская семинария
Курсы звонарей Красноярской епархии






Покровский храм г. Назарово
Собор Архистратига Михаила г. Железногорска
Знаменский храм г. Дивногорска
Свято-Троицкий храм п. Емельяново
Приход храма св. Георгия Победоносца


Экспорт новостей
в формате rss 2.0

А.В. Щипков: Предлагаемые поправки к федеральному закону «Об объектах культурного наследия» нарушают конституционные принципы свободы совести


24 июля 2017 г. 15:18:26

Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия" и отдельные федеральные законы», согласно которому некие общественные организации могут получить право в любое время беспрепятственно инспектировать объекты культурного наследия, в том числе православные храмы, мечети, синагоги, дацаны и иные объекты религиозного назначения, провоцирует гражданский конфликт, уверен первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, член Общественной палаты РФ А.В. Щипков.

«У российских верующих вызывает тревогу возможность санкционированного законом вторжения неких "контролеров" в храмы, монастыри, скиты, кельи, семинарии и так далее под предлогом "служения культуре" и "сохранения наследия". Это грозит прямым вмешательством в богослужебную практику... Это вдвойне печально, поскольку удар в итоге придется не только по выбранной жертве — в данном случае по верующим, — но и рикошетом по самой культуре», — пишет А.В. Щипков в своей статье «"Культурные" надзиратели и права верующих».

«Рамки и критерии этого контроля никем и ничем не определены. В сущности, перед нами карт-бланш на создание неких негосударственных чрезвычайных контролирующих органов в области культуры, деятельность которых будет некому проверить на соответствие правовым критериям. Невольно напрашиваются исторические сравнения с хунвейбинами и комсомольскими бригадами первых лет советской власти», — добавляет он.

Первый заместитель председателя Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ напоминает, что надзор за культурным наследием уже осуществляется государственными органами — от Генпрокуратуры и Минкульта до Роспотребнадзора и МЧС на основании четко прописанных правил, а Церковь, являющаяся, согласно регистрации в Минюсте, общественной организацией, объединяющей верующих граждан, и так отчитывается перед государством о текущей уставной деятельности, за исключением духовных аспектов, связанных с Таинствами, и потому прикровенных.

«С точки зрения верующих, этого более чем достаточно. Введение же норм, допускающих инспектирование одних общественных организаций другими, противоречит принципам гражданского согласия и провоцирует прямые общественные конфликты в России», — отмечает А.В. Щипков в своей статье.

«Необходимо особо подчеркнуть, что, согласно предлагаемым поправкам, "религиозные организации не могут выступить в качестве учредителей общественных инспекций". Таким образом, в соответствии с логикой законопроекта одни общественные организации ставятся над другими и их контролируют. Если при этом учесть, что первые — светские, а вторые — религиозные, получается элементарная дискриминация по признаку отношения к религии. Здесь имеет место прямое нарушение конституционных принципов свободы совести», — продолжает он.

По мнению представителя Церкви, в своем нынешнем виде поправки ведут общество к гражданскому конфликту и вызовут рост социального напряжения между светскими и религиозными организациями, поскольку первым делегируется право надзирать за вторыми в культурно-имущественных вопросах.

«Такая форма неравенства, разумеется, совершенно не допустима, и российские верующие, как православные, так и представители других религий и конфессий, никогда не смирятся с возникшей ситуацией. Причем обиднее всего то, что напряженная ситуация вызывается искусственно, так сказать, на ровном месте, без всяких социальных предпосылок, исключительно с помощью юридического крючкотворства», — подчеркивает член Общественной палаты.

Как отмечает А.В. Щипков, данная инициатива стала новым, уже четвертым, витком антицерковной кампании, которая началась в 2012 году с серии провокаций с участием представителей так называемого актуального искусства. Пиком первого этапа стало прямое вторжение в Храм Христа Спасителя. Потом известный бизнесмен развернул кампанию по принятию специального «Религиозного кодекса», а затем последовало долгое сопротивление включению теологии в список дисциплин ВАК. Настоящий законопроект, по мнению автора, можно считать следующим, четвертым этапом кампании.

«Нужен ли нам законопроект, несущий с собой груду новых проблем как в сфере культуры, так и в области правопорядка? Не нужен», — резюмирует А.В. Щипков в своей статье.

Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ/Пресс-служба Красноярской епархии